Главная страница
Ахматова Анна
Блок Александр
Бондарев Юрий
Булгаков Михаил
Бунин Иван
Быков Василь
Воробьёв Константин
Гоголь Николай
Горький Максим
Грибоедов Александр
Достоевский Фёдор
Древнерусская литература
Есенин Сергей
Карамзин Николай
Куприн Александр
Лермонтов Михаил
Лесков Николай
Маяковский Владимир
Некрасов Николай
Островский Александр
Пушкин Александр
Распутин Валентин
Салтыков-Щедрин Михаил
Солженицын Александр
Толстой Лев
Тургенев Иван
Чехов Антон
Шолохов Михаил
Шукшин Василий
Особенности проблематики произведения "Убиты под Москвой"
(По повести "Убиты под Москвой" Константина Воробьёва)
Версия для печати

Прошло немало лет с тех пор, как отгремели победные залпы Великой Отечественной войны. Но и сегодня время раскрывает перед нами новые подробности, незабываемые факты и события тех героических дней. И чем дальше уходим мы от той войны, от тех суровых сражений, чем меньше остаётся в живых героев того времени, тем дороже, ценнее становится военная летопись, которую создавали и продолжают создавать писатели. В своих произведениях они воспевают мужество и героизм советского народа, нашей доблестной армии, миллионов и миллионов людей, вынесших на своих плечах все тяготы войны и совершивших подвиг во имя мира на Земле.

Борис Полевой часто вспоминал слова Петра Николаевича Поспелова, который в военные годы был главным редактором газеты «Правда». Он обращался к своим корреспондентам: «Записывайте, самым подробным образом записывайте все выдающиеся события, свидетелями которых вы становитесь. Записывайте имена, адреса, даты. Сейчас это, может быть, даже и не пригодится, но потом, после войны, приобретёт огромную ценность. Это ваш долг, если хотите, ваша обязанность. Как важно, чтобы среди катаклизмов этой нечеловечески трудной войны ничего бы не затерялось, чтобы не только мы, но дети, внуки, правнуки наши знали, как мы защищали Родину». И они писали, писали для того, чтобы не прервалась связь времён, чтобы живой и горячий интерес будущих поколений к тем, теперь уже давним, событиям не ослабевал, а, наоборот, постоянно возрастал. Современным же литераторам, пишущим о войне, необходимо показать нам, читателям, значимость той борьбы и победы, истоки героизма советских людей, их нравственную силу, преданность Родине, донести до нас чувства и мысли героев военных лет, дать глубокий анализ их поступков в самые критические периоды жизни.

Великая Отечественная война потребовала от каждого человека напряжения всех его душевных и физических сил. Она не только не отменила, но сделала ещё более острыми нравственные проблемы. Ведь ясность целей и задач на войне не должна была служить оправданием какой-либо моральной неразборчивости. Она не освобождала человека от необходимости в полной мере отвечать за свои поступки. Жизнь на войне – это жизнь со всеми её духовными и нравственными проблемами и трудностями. Сложнее всего в ту пору приходилось писателям, для которых война была настоящим потрясением. Они были переполнены увиденным и пережитым, поэтому стремились правдиво показать, какой высокой ценой досталась нам победа над врагом. Те писатели, которые пришли в литературу после войны, а в годы испытаний сами воевали на передовой, отстаивали своё право на так называемую «окопную правду». Их творчество получило наименование «прозы лейтенантов». Эти писатели, о которых Твардовский хорошо сказал, что они «выше лейтенантов не поднимались и дальше командира полка не ходили» и «видели пот и кровь войны на своей гимнастёрке», составили целую плеяду хорошо известных нынешнему читателю имён: Бакланов, Богомолов, Бондарев, Воробьёв, Быков, Астафьев. Хотелось бы отметить одну общую особенность их произведений о войне – мемуарность. Излюбленный жанр этих писателей – лирическая повесть, написанная от первого лица, пусть не всегда строго автобиографичная, но насквозь пропитанная авторскими переживаниями и воспоминаниями о фронтовой юности. В их книгах на смену общим планам, обобщённым картинам, панорамным рассуждениям, героической патетике пришёл новый опыт. Он заключался в том, что войну выиграли не только штабы и армии, в их собирательном значении, но и простой солдат в серой шинели, отец, брат, муж, сын. Эти произведения высветили крупные планы человека на войне, его душу, жившую болью по оставленным в тылу родным сердцам, его веру в себя и своих товарищей. Конечно, у каждого писателя была своя война, но обыденный фронтовой опыт почти не имел отличий. Они смогли донести его до читателя так, что артиллерийская канонада и автоматные очереди не заглушают стонов и шёпота, а в пороховом дыму и пыли от взорвавшихся снарядов и мин можно разглядеть в глазах людей решимость и страх, муку и ярость. И ещё одно общее есть у этих писателей - это «память сердца», страстное желание поведать правду о той войне.

Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам - все это, живые,
Нам - отрада одна:
Что недаром боролись
Мы за Родину-мать.
Пусть не слышен наш голос, -
Вы должны его знать.
Вы должны были, братья,
Устоять, как стена,
Ибо мертвых проклятье -
Эта кара страшна.
А. Твардовский

Эти строки А. Твардовского Константин Воробьев выбрал эпиграфом к одному из лучших своих произведений - повести "Убиты под Москвой", воскрешающей события печального, самого тяжелого и трагического периода Великой Отечественной войны. Действие повести происходит под Москвой в ноябре 1941 года. Рота кремлевских курсантов, состоящая из двухсот сорока человек, идет на фронт. "И оттого, - писал В. Астафьев, - что она не просто рота, трагедия ее по-особому страшная, и хочется кричать от боли. В иных местах, читая повесть, хочется загородить собою этих молодых ребят, вооруженных "новейшими винтовками", которые годны были только для парадов, и остановить самих курсантов, идущих на позиции с парадным, шапкозакидательским настроением". Воробьёв будто специально фиксирует наше внимание то на согласованном, молодцеватом шаге почти как на параде идущей роты, то выхватывает из безликого множества одно-два веселых лица, дает услышать чей-то звонкий мальчишеский голос, и тотчас сама рота - отвлеченная армейская единица - становится для нас живым организмом, полноправным и полнокровным действующим лицом повести. Мы видим радость главного героя - Алексея Ястребова, несущего в себе "какое-то неуемное притаившееся счастье - радость этому хрупкому утру, радость словам связного, назвавшего его лейтенантом, радость своему гибкому молодому телу в статной командирской шинели, радость беспричинная, гордая и тайная, с которой хотелось быть наедине, но чтобы кто-нибудь видел его издали". Но это переполняющее героев чувство радости все больше усиливает открывающийся уже на первых страницах трагический контраст, который резко обозначает два полюса : молодой, бьющей через край жизни и неизбежной, всего через несколько дней, смерти. Ведь мы-то знаем о том неумолимо страшном, о чем не догадываются еще сами курсанты, о том. что ждет их впереди, там, куда так весело идут они сейчас. Знаем сразу, уже по одному названию произведения, начинающегося с такого жуткого слова - убиты. Контраст становится еще резче, а ощущение надвигающейся трагедии достигает почти осязаемой плотности, когда мы сталкиваемся с обескураживающей наивностью курсантов. Они, оказывается, в сущности, еще мальчики, надевшие военную форму и брошенные на фронт неумолимым законом военного времени. Чеканным гвардейским шагом идут они к черте, отделяющей прошлое от настоящего, мир от войны Герои К. Воробьева внутренне остаются там, за той чертой, в такой уже далекой и такой еще близкой мирной жизни. Сознание их не смогло сразу вместить всего происходящего, всего, что обрушила на них вдруг жестокая действительность войны. Слишком отличалась она от привычных, сложившихся представлений И тут Алексей оказался совершенно беспомощным. Все его существо противилось тому реальному, что происходило, -- он не то что не хотел, а просто не знал, куда, в какой уголок души поместить хотя бы временно и хотя бы тысячную долю того, что совершалось: пятый месяц немцы безудержно продвигались вперед, к Москве. И в «его душе не находилось места, куда улеглась бы невероятная явь войны. Душа и сердце были заняты давно для него привычным, нужным и очень дорогим».

Эта "невероятная явь войны" стала неожиданностью не только для молоденьких бойцов и лейтенантов, но в значительной степени и для командиров. Потому-то, видимо, не смог до конца сориентироваться в сложившейся обстановке бравый и решительный командир, капитан Рюмин. Поняв, что его рота попала в окружение, он решает в темноте вывести своих людей к лесу, под прикрытием которого потом можно было бы пробираться к своим. Выступление Рюмин назначает на два часа ночи. Все, что роте предстояло сделать в темноте, он не только последовательно знал, но и видел в том обостренно резком луче света, который бил в его уме предельным напряжением воли и рассудка. Он был уже до конца убежден, что избрал единственно правильное решение - стремительным броском вперед. Курсанты не должны знать об окружении, потому что идти с этим назад значило просто спасаться, заранее устрашась. Нет. Только вперед, на разгром спящего врага, а потом уже на выход к своим. « Но почти безотчетно Рюмин не хотел сейчас думать о грядущем дне и о своих действиях в нем. Всякий раз, когда только он мысленно встречался с рассветом, сердце просило смутное и несбыточное - дня не нужно было; вместо него могла бы сразу наступить новая ночь».

На пути отступления роты лежало небольшое село. И чтобы добраться до леса, курсантам пришлось вступить в бой с врагом. Изображая эту сцену, Воробьёв даёт нам почувствовать ту раскалённую атмосферу сражения, в которую попали молодые ребята «Алексей все еще пытался командовать или хотя бы собрать вокруг себя несколько человек, но его никто не слушал: взводы перемешались, все что-то кричали, прыгали через плетни и изгороди, стреляли, падали и снова вставали. Он тоже бежал, стрелял, падал и поднимался, и каждая секунда времени разрасталась для него в огромный период, вслед за которым вот-вот должно наступить что-то небыва ло страшное и таинственное, непосильное разуму человека. Он уже не кричал, а выл, и единственное, чего хотел, - это видеть капитана Рюмина, чтобы быть с ним рядом». Тот бой курсантам удалось выиграть, дорога к лесу была свободна. Рота медленно продвигалась вперёд. И каждый курсант точно знал, что он утратил и что приобрёл на этом трудном пути. «Это нужно было не им, здоровым и живым, а семнадцати раненым и тем еще одиннадцати, что навсегда остались в горящем селе, кому уже никогда не придется носить ни кубарей на петлицах, ни орденов на груди».

Солдатам удалось войти в «свой» лес, но он не смог защитить их от вражеских самолётов и танков. Капитан Рюмин чувствует и принимает всю вину за гибель этих молодых парней. И выстрелив в себя, он доказывает всем нам, что был человеком высокой нравственности и силы.

Действие романа происходит на протяжении всего нескольких дней, но очень многое успевает показать нам автор за этот короткий промежуток времени. Всё существенное и важное, что переворачивает, перепахивает души героев, случается в первый раз. Первые погибшие товарищи и первый убитый в рукопашной схватке враг; первый бой и первый безумный, животный страх смерти; впервые испытанное чувство полного душевного опустошения после страшной гибели роты и после собственного малодушия и первый - один на один - бой с немецким танком. Сцена гибели роты написана Воробьёвым поразительно сильно. Смерть мальчишек в железном кольце немецких танков ужасает, ужасает именно своей правдивостью, своим реализмом. От этой повести, как от самой войны, болит сердце и хочется лишь одного: чтобы это никогда не повторилось.

Невозможно даже перечислить все произведения, воспевшие героизм нашего народа в Великой Отечественной войне. Перебирая всё то, что было создано писателями о тех огненных годах, хочется вспомнить строки Якуба Коласа, полные чувства великой благодарности воинам-победителям:

Какую песню о победе,
Какой сложить о вас рассказ?
Богатыри, язык мой беден,
Чтобы воспеть, прославить вас!
Лишь вы, лишь только ваши плечи
Груз выдержать смогли такой.
Он свыше силы человечьей.
Не по плечу стране другой.

На могиле Неизвестного солдата в Москве высечены слова: «Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен». Книги о войне тоже похожи на памятник погибшим. Они решают одну из проблем воспитания – учат молодое поколение любить Родину, быть стойкими в трудных испытаниях. Значение этих книг всё более возрастает в связи с огромной актуальностью темы войны и мира в наши дни. И вклад писателей в общее дело борьбы за мир – это их произведения, которые смело можно считать оружием в руках художников.

Версия для печати
Информация от партнёров:
 
 
Сайт создан при поддержке литературного конкурса-семинара "Креатив" © 2011
Представленные на сайте сочинения предназначены исключительно для ознакомления, без целей коммерческого использования. Все права в отношении содержимого сочинений принадлежат авторам. Любое их использование возможно лишь с согласия самих авторов. Создатели сайта не несут ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в связи с использованием содержимого сочинений. При использовании сочинений в личных целях необходимо уведомить создателей сайта по следующему адресу: svuda@narod.ru.